Вокруг Карпат за пять дней

Siarhei Besarab
34 min readAug 24, 2022

--

От автора: решил перенести без изменений свой старый отчет о микропоходе вдоль Черногорского хребта в Карпатах. Ничего не изменял, все как писалось в 2012 году.

Вгонял нас в пот Хайберский перевал…(R. Kipling “Fuzzy-Wuzzy”)

Случилось так, что не давала мне в последнее время покоя мысль о том, что нужно съездить в Карпаты. И обязательно посетить гору Поп Иван и находящуюся на ней старую обсерваторию “Белый слон”. Откуда эта мысль пришла — не знаю (возможно — приснилось). Так вот, смотрел я на фотографии и прямо-таки физически чувствовал некую романтическую притягательную ауру и истекал, понимаешь, туристической слюной . Но все не было то времени, то подходящего снаряжения, то подходящей компании. Что-то все время выжидалось.

И вот как-то раз отправился я в фирму, продающую снаряжение для туристов (как сейчас помню — приобрести алюминиевые латы для рюкзака). И взял за компанию с собой дружка своего Женьку. Что мы там обсуждали — не помню, помню фразу “поход, поход, в Карпаты нужно идти!”. Женя за эту идею ухватился, и буквально там же, на пер. Бехтерева (само за себя говорит) позвонили мы нашему общему другу Сереже и предложили с нами. Тот согласился без колебаний. Эпопея началась (описание процесса покупки снаряжения и продуктов — тактично пропущу). Со временем мы тоже определились — унылый День Независимости и сопутствующие ему праздники. Так как времени было в обрез, а увидеть хотелось многое — режим похода был выбран аля марш-бросок, т.е. минимум времени на отдых, максимум — на километраж. Пару месяцев промелькнули незаметно, собрались мы и мааахнули в Карпаты. Подробнее — читать ниже.

Итак, маршрут я проложил следующий :

  • 28 июня — Минск — Ивано-Франковск (поезд)
  • 29 июня — Ивано-Франковск — Верховина (автобус)- Дземброня (маршрутка) — Берестечко — г. Смотрич (стоянка).
  • 30 июня — г. Вухатий Каминь — г. Поп Иван — Обсерватория “Белый слон” — г. Дземброня — г. Мунчел — г. Бребенскул — оз. Бребенскул (стоянка)
  • 1 июля — г. Ребра — оз. Несамовитэ — г. Туркул (траверс) — г. Данциш — г. Пожижевска — г. Говерла — пол. Скопеска (стоянка)
  • 2 июля — г. Петрос — пол. Головческа — г. Петросул (траверс) — г. Шешул (траверс) — п. Квасы (дизель)- п. Ворохта (стоянка)
  • 3 июля — п. Ворохта — Ивано-Франковс (автобус) — Минск (поезд).
нитка маршрута

Планировался этакий поход выходного дня, с приездом прямо на рабочее место. Так, в принципе, оно и вышло :). . Добирались до Западной Украины мы на поезде Минск — Черновцы. Так как билеты покупали заренее — то и ехали вместе. Ехали, нужно сказать не пыльно, чай пили, да в шахматы играли. Ничего, как говорится, не предвещало беды. Приехав в Ивано-Франковск первым делом взяли билеты до Верховины. Стоит отметить, что первоначально я планировал восхождение начать с п. Квасы и г. Петрос-г.Говерла, но прикинув перепады высот и наличие транспортного сообщения, практически в последний день решил начать с конца маршрута. В принципе, оглядываясь назад, оправданное решение, ибо и так объем пота наверное можно исчислять десятками литров.

Пока карман приятно грели билетики до горного поселка (а учитывая местные реалии — билеты всегда нужно покупать заранее), решили мы пару-тройку оставшихся свободных часов потратить на праздношатание (читай ознакомление) с этой “столицей” Западной Украины.

Ивано-Франковск, как оказалось, Ивано- Франковском стал лишь в 1962 году, а до этого назывался Станислав. Кстати носит он имя известного украинского писателя и общественного деятеля Ивана Франко, который неоднократно здесь бывал, писал и читал свои произведения. Несмотря на относительную молодость (город практически ровесник Санкт-Петербурга), архитектура очень насыщена тем, что у нас гордо именуется “гiстарычная каштоунасць” и уродуется при любом удобном случае, т.е. домами довоенной постройки (а то и дореволюционной)

Кстати примерно того же возраста в городе и общественный транспорт :)

Здесь отмечу, что по масштабам Беларуси, Ивано-Франковск сравним с амм, с Барановичами, к примеру. Население города составляет 240 678 жителей. Хотя миска рада (аналог нашего облисполкома) выглядит несоизмеримо внушительнее, чем аналогичные здания во всех районных и областных центрах нашей синеокой, которые мне довелось посетить.

Кстати, к 350-летию города, группа неких инициативных товарищей ласкаво пригласила всех имеющих желание и возможность жителей города присылать свои фотографии. Что в итоге дало вот такой милый креатив (при достаточном увеличении без проблем можно разобрать лица улыбающихся украинцев, даже не украинцев, а “галичан”) :

Из других местных достопримечательностей (кстати, на заметку, главная пешеходная улица называется “стометровка”, это для любителей сочетать приятное с полезным, т.е. архитектуру и…архитектуру) конечно же необходимо отметить ратушу. Известна она тем, что помимо изображения на всех абсолютно магнитиках, является единственной на Украине ратушей, построенной в стиле модерн (в 1935 (!) году).

Отдельного упоминания заслуживают люди, которых взрастил Ивано-Франковск. Помимо упоминавшегося уже Ивана Франко, местным объектом является и Степан Бандера. Именем его названы улицы (кстати, в Ивано Франковске есть и улица им. Джохара Дудаева, там если не подводит память, находится мебельная фабрика), по всему При- и Закарпатью ему стоят памятники. Есть памятник и в самом городе, построенный, кстати на замену танку Т-34–85, установленному в честь танкового корпуса базировавшегося на территории города в 1939–1941).Вот как нужно почитать борцов за независимость. Самое главное, что Бандера есть даже на граффити :), а значит — тема эта волнует молодежь. Во!

Любителям омонимов можно посетить город для поклонению памятнику Петру Прокоповичу (ибо у себя на родине мы такое чудо увидим не скоро)

В отличие от залгавшихся беларуских кротов, и других личностей, на которых не принято указывать пальцем, украинский аналог — человек весьма и весьма достойный. На него обязаны молиться все без исключения пчеловоды, ибо именно он сконструировал первый в мире разборный рамочный улей, и вывел тем самым пчеловодство из удела избранных в массы (а то вешали бы сейчас колоды по лесам). Кстати раз уж разговор зашел о пчелах, то считаю нужным упомянуть тот факт, что музей пчеловодства им. Прокоповича находится в Киеве, на ул. академика Заболотного, 19 (в Феофани). Посмотреть там, говорят, есть на что, даже людям далеким от пчел.

Многих интересных вещей кстати посмотреть не удалось. К примеру памятник Адаму Мицкевичу (обожаю, обожаю просто) построенный дважды (первый был уничтожен артобстрелом во времена ВОВ). Местную общину кришнаитов (крупнейшую, опять же со слов местного коммьюнити) в Западной Украине. И самое важное — мы не смогли посетить показ интереснейшего фильма. Во такого :

Время и жара поджимают и нам тоже пора покинуть этот милый дружелюбный городок. Кстати, чуть не забыл. Что меня, признаться, приятно удивило, так это то, что во всем городе я не увидел ни одной надписи на русском, ни одной. Щэ нэ вмерла, поки е таки миста :). И такие люди…

Нагулявшись вдоль (насчет поперек — не уверен) Ивано-Франковска, путь наш теперь пролегал прямиком в село Верховина. Трясясь в автобусе можно прямо-таки физически ощутить, как примерно на середине пути от Ивано-Франковска равнинная территория начинает вспучиваться с неимоверной скоростью, превращаясь в те самые, опетые песнями и стихами, Карпаты. Очень красивые места конечно. Здесь вообще нужно либо ехать для того, чтобы посетить горы, либо для того, чтобы посетить местные курортные поселки (в которых много чего интересного). И на то, и на другое времени банально не хватает (хотя если на месяц…).

Едет творение луцкого автозавода (практически все пригородные автобусы) до Верховины порядка трех часов (по горным серпантинам). От Верховины к предгорьям теоретически можно добираться и пешком (порядка километров 20 пешего хода), но нам повезло и удалось найти перевозчика (сразу же около автостанции), который согласился подвести нашу компанию и еще какого-то украинского отца, ведущего троих своих детей смотреть на обсерваторию «Белый слон» всего навсего за 160 гривен на всех. Кстати в Верховине есть местный рынок, где можно разжиться не только сувенирами, но даже туристической посудой. Вот до сих пор жалею, что не взял у девчушки за 25 гривен нержавеющую кружку на литр (со съемной ручкой — этакий котелочек). У нас в Минске даже не встречал таких…

В итоге, приехали мы к селу Дземброня-Берестечко, где начинается известная туристическая тропа. По ней маршрут и распачали.

Итак, день первый — подьем на Черногорский хребет. В принципе, самая тяжелая часть маршрута, во-первых из-за перепада высот, во-вторых из-за того, что рюкзаки заполнены чуть более чем полностью, ну и в третьих — акклиматизация (к уровню кислорода, например). Именно здесь, кстати, начинаешь понимать значение фразы, часто бросаемой на специализированных туристических форумах — “обманчивость расстояний в Карпатах”. Навскидку (белоруса, который кроме сохи да родного болота в Пинске ничего не видел) — километр-другой, как начал идти — окажется все 15–20.

Так вот и получалось, что шли мы этаким маршем, двадцать минут идем, потом пять минут останавливаемся на стоянку, где все падают как бревна — в разные стороны. Что характерно, тропа начинает крутой подъем буквально сразу за Дземброней (аки Берестечко).

А издали кажется, что и идти то нечего — дети какие-то ходят, женщины в шортах. Прям европейский курорт (хотя дальше на пути встречались эти самые женщины и дети, сидящие/лежащие на обочине — уставшие от непомерных нагрузок). А мы тут понимаешь с 40 килограммовыми рюкзаками. Двадцать раз я пожалел, что не выкинул ничего ненужного. Хотя таких вещей наверное и не было. Если забежать вперед, то можно сказать, что все взятое с собой снаряжение проявило себя замечательно. Единственное — нужно менять рюкзак. Вентиляция спины и поясницы в старом отсутствует напрочь. Прошел пару метров — вся спина мокрая. А тут еще карпатский ветер. Картина маслом…

Чем выше поднимаешся по тропе — тем отчетливее просматриваются черногорские Карпаты. Хотя все что можно пока увидеть — весьма легковесное, так сказать, максимум до тысячи. Но красиво, черт побери. Возможно я буду повторятся, но все равно лишний раз упомяну о том, что лучший режим съемки в Карпатах — панорамная. Т.е. лучше вместо дополнительной одежды взять штатив :). Просто не хватает возможностей фотоаппарата, чтобы охватить весь этот простор. Не передаваемые красоты. Поэтому выбора, кроме как ехать туда самому — нет. На мониторе видно от силы 10–15% всей красоты…

Кстати следует сказать несколько слов насчет обманчивости тропы. Если после крутого подъема начинается более пологий участок — это не повод радоваться и бежать сломя голову, с очень большой вероятностью за поворотом будет подъем в пару раз круче предыдущего. Так что нужно экономить силы, не мытьем — так катаньем, как говорится.

Как раз на середине пути между дзембронским водопадом и началом тропы в селе Берестечко, находится небольшой огороженный участок с деревянным домом. Вокруг мирно пасутся карпатские коровы (кстати, самый распространенный наверное вид животных) с колокольчиками на шеях. Слышишь колокольчик — где-то рядом люди (а где люди — там вода и возможно сыр).

В домике этом без света и водопровода устроена молочарня, т.е. место где гуцулы варят свой знаменитый сыр (какой сыр именно — не скажу, ибо там его с десяток наименований). То ли брынза, то ли моцарелла, то ли еще хз что :). К нашему приходу в наличии был только один вариант (и как раз забыл точное название). Молодой такой сыр с дырочками, немножко влажный и горьковатый (как сказал мой товарищ — «молодой, не вызревший еще»). А по мне так вкусный.

Кстати, вместе с нами за сыром пришли работники Хмельницкой АЭС, у которых здесь «рандеву». Думали, что мы из Польши. Оказалось, что произношение наше выдает (фраза «добрый дэнь» у нас звучит как «добрый дзень», что напоминает клятых ляхiв). Кстати, опять же забегая вперед. В Карпатах, встречая людей на тропе принято здороваться «Добрый дэнь», даже если на дворе вечер, а то и ночь. Хотя ночью все на биваках, но тем не менее. Наверное это такая традиция, потому что старшее поколение (или молодое с матерым туристическим видом) — все здороваются. А пару раз встречалась этакая огламуренная молодежь (или бирюки какие-то) которые на приветствия никак не отвечали. Слава богу — встречались редко, я с такими на общий привал бы не стал.

Варится этот сыр в специальных медных чанах. Чаны склепаны рукастыми гуцулами из медных листов, некогда служившими раздвижной крышей наблюдательной полусферы в обсерватории на г. Поп Иван. Ну и размер у них весьма внушающий — диаметр порядка метра, ручка — из стального прута 15–20 мм (как маленький лом). Явно, что плохой сыр в таком казане сварить сложно.

Поев и отдохнув рядом с гуцульским «молокозаводом» отправляемся дальше. И буквально сразу же попадаем в лес, как будто из детских сказок про Царевну, которую унес на спине серый волк (или как верно охарактеризовали «лес из миров Джоан Роулинг). И сквозь этот лес идет каменная тропа (точнее камни там везде, как результат выветривания и разрушения скал, а вот в одном месте лес расступился, возможно и с помощью топора гуцула или лесника). Вот именно здесь, глядя на камни (слава богу не было дождя) дружно мы поняли, что без палок нам не обойтись. Замечу, что хорошо, что поняли в самом начале маршрута. Невероятно облегчает подъем и перемещение даже в таких невысоких горах обычная палка-трость. Один из моих друзей свою верную дорожную подругу пронес до самого конца и даже привез в Минск. Я со словами «уходя-уходи» свою «кульбачку» из жерепа (горной сосны) сжег на костре в Ворохте. Но до этого еще не один перевал. Кстати, деревья, из которых можно сделать трекинговую палку встречаются чаще всего в предгорьях (в горах самая распространенная древесина — стланики из можжевеловых кустов и брусники). Так что не упустите свой шанс и на очередном привале на подъеме вырубите крепкую трость из лелича (горной ольхи), древесина которой считается у гуцулов целебной.

Несколько слов стоит сказать о маленьких тружениках похода — моем коммуникаторе Nokia 9300i и GPS-навигаторе Nokia LD-3W. В принципе, в горах можно путешествовать только с картой (у нас с собой были распечатки куска шикарной польской карты Карпат (250 м), но производительность работы с картой напрямую связана с функционирование глаз и головы. А при должном старании замудохаться вусмерть в Карпатах можно легко. Поэтому, по крайней мере для определения собственного местоположения навигатор просто необходим. Приборчики мои показали себя достойно, навигатор в основном включался для определения местоположение и выставления путевых точек, поэтому батарея отработала без проблем весь поход на одном заряде. Заряда батареи коммуникатора (с выключенным GSM модулем и запущенной постоянно программой SmartComGPS) хватило практически на весь поход. Менять аккумулятор пришлось уже на стоянке возле г. Петрос, да и то, чтобы дозвониться к родным и близким. Так что — весьма неплохо. Но в дальнейшем, чтобы не нести несколько вещей — наверное все-таки придется присмотреться к какому-нибудь Garmin Oregon 450 или 62s. Были бы карты такими же подробными как для Ozi Explorer…

Еще около гуцульской молочарни мы с командой условились, что бивак будем организовывать в окрестностях водопада. Водопад Смотрец или Смотрич Дземброньский — это несколько каскадов водопадов на высоте порядка 1400 метров. Каскады не такие уж и высокие (7–10 метров), зато очень шумные. И конечно же красивые. Правда мест для стоянки там не так уж и много. Нужно подниматься выше, в направлении горы Вухатий Каминь, где есть шикарная горизонтальная поляна. Мои друзья решили что умный в гору как раз-таки пойдет и организует стоянку не там где все, а поближе к горе, которую завтра нужно покорить.

Вот мы и стали на полянке у подножия Вухатого Каминя. К руководителю похода естественно никто не прислушивался, поэтому палатка ставилась на склоне. И все увещевания типа «будем сползать» уставшим от дневного перехода туристам были ни по чем. К счастью, обошлось, не сползли, палатку не разворотили. Хотя могло случится и чего похуже. На фото ниже толком не видно, но палатка стоит на краю обрыва, внизу россыпь камней и протекает ручей, так что свалившись туда ночью, серьезных травм было бы не избежать (даже с моей полифункциональной аптечкой и навыками спортивной медицины).

Товарищ мой, собираясь в поход, решил с собой взять электронную книгу (Nook Simple Touch). Но поддавшись на уговоры, оставил ее дома. Потом уже, по приезду наконец-то понял, насколько это в горах бессмысленная вещь (прим. мое — «тут вам не Крым мля»). После дневного перехода единственное желание — побыстрее поесть да завалится спать. Есть лучше до наступления темноты, ибо как показала практика — фонарик даже светодиодный и мощный — слабый помощник в процессе приготовления гречки (пригорает все равно, да и тушенка распределяется неравномерно). Соответственно улегшись спать около 22 вечера поднимаются тепличные городские совы где-то в 6–7 утра («я сова, я ничего не могу с собой поделать, я просто физически не могу заснуть раньше часа ночи» — как оказалось может, притом легко, все эти «пороки цивилизации» с успехом лечатся серьезными физическими нагрузками). Так вот, о чем это я. Ах да, о подъеме. Как ни странно, в 6 утра в горах уже достаточно тепло, хотя солнце только встает. Облаков ниже гор за весь поход увидеть мне лично не удалось, зато очень симпатично выглядит вот такой утренний туман, заполняющий межгорные долины и находящиеся в них маленькие села и пастушьи поселки.

Позавтракав и вдоволь налюбовавшись на горные туманы, собрали мы вещи и потихоньку-полегоньку начали подъем. А подъем нам предстоял на самую сложную часть маршрута (сложную ввиду скалистости) — на г. Вухатий Каминь и далее на г. Смотрич.

Вухатий Каминь — гора с высотой 1858 метров. Название такое интересно возникло потому, что камень стоящий на вершине горы напоминает человеческую голову с ушами. Правда нынче ухо осталось только одно, так как по рассказам старожилов (а точнее по туристическим байкам) во время первой мировой войны второе ухо оторвало снарядом. Вообще эта гора богата на скальные образования интересных форм, народ им дает собственные наименования (к примеру, есть скала «Дед и бабка», скала «Жаба» и т.п.) Еще говорят, что Вухатий Каминь — не много не мало, а древний языческий идол, которому еще в дохристианские времена поклонялись живущие в окрестностях гуцулы. Почему-то сомнений особых не возникает, вся местность наполнена какой-то такой энергетикой.

Вдоволь излазав первые попавшиеся на нашем пути скалы и нафотографировавшись на них — идем к горе Смотрич, где планируется маленькая стоянка.

Гора эта практически такой же высоты как и Вухатий Каминь. Поэтому переход между ними, по хребту, особых трудностей не вызывает. Вообще этимология слова Смотрич — Смотрец, образована от слова «следить, смотреть», говорят что в давние времена, на горах с такими названиями находились дозорные посты, аналоги нынешних пограничных застав. Еще бывает рассказывают, что в былинные времена на горе Сморич жил змей-дракон, которые поедал животных да и людьми не брезговал. И пришел сюда Святой Георгий и змея этого удушил, с тех пори и стал он христианским покровителем Гуцульщины.

Легенды легендами, а вот что ясно точно, так это то, что только на этой горе (единственной из Черногорского хребта) удалось мне поймать в последний раз сеть оператора Life и сообщить пару слов о себе. Все! В дальнейшем, аж до спуска с Говерлы — сотовой связи в Карпатах нет. Хотя сети телефон находит, и румынские, и украинские, и даже венгерский Vodafone. Только вот зарегистрироваться в них — силушки передатчику сотового телефона не хватает. Оно может и верно — здоровей будем :)

Кстати, именно здесь я начал обгорать в карпатском ультрафиолете. Вроде бы удобно в рубахе с коротким рукавом, а оказалось все ни так просто. За день руки превратились в сплошной ожог, а левая, которой я держал палку — опухла от аллергической реакции. Пострадал, кстати, не только я. У друзей обгорели шеи, носы, задняя часть ног. Так что все, кто будет читать этот отчет и собираться в летние Карпаты, запомните — никаких гламурненьких банданок/бейсболочек/топиков/шортиков, если не хотите, чтобы кожа ваша превратилась в лоскуты, а руки/уши/губы/шея — вздулись от волдырей. Только льняная (или из другой легкой проницаемой ткани) рубаха с длинным рукавом, такие же брюки, легкие перчатки и панама-афганка, закрывающая все лицо. Я вот из-за своей непредусмотрительности (штормовку одел, когда руки начали жечь так, что невозможно было рюкзак одеть) до сих пор рассматриваю облазящую ошметками кожу на руках (и пугаю ей детей)…

С вершины горы Смотрич уже начинает просматриваться гора Поп Иван, с обсерваторией «Белый слон» (из Дземброни, кстати, я обсерваторию не видел, как ни старался). Траверсных троп со Смотрича на Поп Иван нет, пришлось добираться по вершинам. Трасса сложная, каменистая. Вообще, имхо, подъем на Поп Иван — чуть ли не самый сложный из всего Черногорского маршрута в Карпатах.

Говорят, что название Поп Иван (Черногорский, потому что еще есть одноименная гора на границе с Румынией — Поп Иван Мармарошский, со сказочными пейзажами, как сообщила нам девушка Илона из Винницы, встретившаяся на спуске с Говерлы) происходит из-за того, что когда-то существовала на вершине скала, издали похожая на попа в рясе. Сейчас ее место заняла обсерватория, о которой ниже. Так вот, раньше эта гора носила название Черной (откуда и пошел «Черногорский хребет»), ибо именно на ней Олекса Довбуш (подробнее — см. к/ф Тени забытых предков), гуцульский Илья Муромец, победил «черную беду» (черта, по идее, хотя тут нельзя однозначно сказать, все таки есть разница между трактованием беларуской и украинской мифологии).

Ходят такие легенды у гуцулов, что гора Поп Иван может исполнять желания, правда не все, а только те, что связаны с желанием завести детей. Ходят, говорят, женщины просить и сбывается, если искренне желают…Вообще, кстати, в окрестностях Попа и г. Менчул часто встречаются этакие практически равносторонние окружности, не зарастающие травой, с камнем или столбиком в центре. Опять же, по рассказам — колдовские места. Там, на верху, такая атмосфера, что сомнений почему-то не возникает.

На подходах к обсерватории — огромное количество камней пластинчатой формы, на которых каждый турист нет нет да и оставит какой-то знак о себе. Не стала исключением и наша маленькая команда.

Длительный подъем и вот наконец мы у обсераватории, которая выглядит просто великолепно, несмотря на то, что возраст ее более полувека. Название «Белый слон», по слухам, получила она из-за того, что зимой скальные породы, из которых сложено здание, обрастает снегом и льдом и становится похожим на белого слона или скорее мамонта. Строительство обсерватории было начато в 1936 году, с помощью гуцулов из окрестных сел. Оттуда же доставлялись и некоторые строительные материалы, стены сложены из карпатских камней.

Кстати и сейчас там встречаются кирпичи с тиснением (нет, не свастики), а какой-то надписи вроде bliss, видимо по названию завода, производителя кирпича.

Нельзя не сказать пару слов об этой замечательной постройке. Официальное открытие метеорологическо-астрономической обсерватории состоялось 29 июля 1938 года. На строительство высокогорного научного центра (не больше и не меньше) израсходовали порядка 1 млн. злотых (в 1938 г. 1 долл. США = 5,3 злотого). Большинство продуктов доставлялись сюда 2 раза в год, мясо и молоко покупали у гуцулов. Состояла обсерватория из пятиэтажной гостиницы, хозяйственных пристроек и башни с телескопом. Башню венчал 10-тиметровый медный купол, открывавшийся автоматически. В здании была собственная электростанция. Подача воды осуществлялась с помощью двух мощных электронасосов. Здание было построено из местного камня — песчаника. Однако более 800 тонн других материалов и оборудования нужно было доставить со станции Ворохта, расположенной в 70 км. Материалы и оборудование для обсерватории подняли на высоту 2022 м на лошадях гуцульской породы (об этой породе лошадей вообще отдельный разговор — см. ниже) и люди-носильщики. За образец архитектурного решения был взят замок в Перемышле. Здание построили в виде латинской буквы L. К нему присоединялась 5-этажная башня. А всего в сооружении было 43 (!) помещения, расположенных на разных уровнях.

Из наиболее значимых приборов здесь был астрограф — телескоп для фотографирования неба, довольно сложная с технической точки зрения система. Был и рефрактор — оптический телескоп для наблюдений за небесными светилами. Оптическое оборудование было произведено британской фирмой Sir Howard Grubb. Parsons and Co. В лаборатории работал точный часовой механизм, использовавшийся для вращения оборудования. Он приводился в действие электрическим приводом, управление которым осуществлялось отдельным астрономическим хронометром с посекундными контактами. Большинство таких механизмов было смонтировано на нижних уровнях башни, чтобы избежать негативных последствий колебаний температуры. Над башней возвышался купол диаметром 6 м, который опирался на стены толщиной в 2 м. Отверстие в куполе, в нижней части имеющее 1,8 м, открывалось с помощью электрического механизма. Энергетические потребности «Белого слона» обеспечивали два дизель-генератора и комплект из 240 аккумуляторов. Вода для центрального отопления нагревалась в котлах, работающих на дизельном топливе.

В здании обсерватории была собственная пекарня, электрический насосный узел, а в каждом помещении — вентиляторы. На горе работали и жили 16 человек обслуживающего персонала. Работа обсерватории была прекращена в связи с вторжением на Западную Украину Красной армии. 17 сентября 1939 г. прервалась радиосвязь, а на следующий день персонал покинул обсерваторию и отправился в Венгрию, забрав с собой демонтированный рефрактор. В 1939 г. на гору Поп Иван пришли советские войска. До 1941-го тут продолжались метеорологические наблюдения. В июне 1941 г. обсерваторию заняли венгерские войска, которые использовали здание под армейский пост. Вскоре они бросили высокогорное строение на произвол судьбы, и его разграбили жители окрестных сел (см. про котлы для варки сыра).

Место с замечательной историей. Одна из наиболее высокогорных обсерваторий Советского Союза. До сих пор выглядит внушительно, но, к сожалению только снаружи. Практически вся деревянная часть сгнила и провалилась. Везде господствует запустение, несмотря на то, что на Украине уже довольно давно ведутся споры по поводу реставрации здания. Всему мешает высокогорность — подъезда нет в принципе, только пеший ход. И как бы не было хорошо, посмотрев последний раз на надписи из камней, которые выкладывают тургруппы посещающие Черную гору — отправляемся дальше…

А дальше путь наш пролегал через горы Дземброня, Мунчел и Бребенскул. Отдельно хотелось бы остановится на такой вещи, как указатели. Друг мой, когда мы еще только готовились в поход, вычитал где-то в интернетах, что каждая гора в Карпатах подписана именным так сказать столбиком. И лишний раз убедился в том, что верить писанине всяких развевшихся нынче в неисчислимом количестве копирайтеров, не стоит. Нету там столбиков, максимум верстовые камни у подножия. Столбы указатели с табличками могут стоять на тропах. И чьи-то шаловливые ручки, как назло затирают названия, километраж, а то и вовсе отрывают таблички на сувениры. Руки бы таким поотрывал подчистую — приходится лишний раз доставать карту/навигатор и сверяться.

Первым весомым препятствием на нашем пути к ночевке была после Попа Ивана гора Дземброня.

Как оказалось, это не гора, а целый хребет. То-то мой навигатор показывал на карте, что мы еще только на половине пути к Дземброне, а группа наша в это время уже стояла на скалах. Пришлось вашему покорному слуге подниматься на вершину и факт этот уточнять :)

Траверса на Дземброне не было, шли кто-то козьими тропами, а кто-то (самые храбрые 8) ) — по вершине. После спуска появляется траверсная тропа через г. Мунчел. Об этой вершине также у гуцулов ходит много всяких неоднозначных легенд. Гора довольно невысокая (по сравнению с другими двухтысячниками) — порядка 1300 метров. В свое время (а возможно и сейчас), карпатские колдуны — градивники совершали здесь обряды, меняющие погоду. Говорят, что просьбы, произнесенные здесь, всегда будут услышаны, желания, загаданные на Менчуле, сбываются чаще всего. Но просьба должна быть жизненно важной, и желание — сокровенным, выношенным. Вообще, карпатские мольфары и их кельтская магия — это тема для отдельной истории. Но пропитано этим здесь практически все, от гор и озер до животных и растений. Да и люди тоже.

Кстати в Карпатах существует несколько гор с названием Менчул.

Пройдя Менчул траверсная тропа выводит нас на г. Бребенскул, где желтенький указатель сообщает, что до одноименного озера всего ничего — около 5 км (и то, что мы вторглись на территорию Карпатского биосферного заповедника). Силы в кулак, потому как оз. Бребенскул = ночевка = еда.

Подход к озеру довольно пологий и не сложный (спуск всегда легче чем подъем, хотя в конце похода я мог бы с этим поспорить). Точнее пологий подход к котловине озера. Место конечно замечательное по своей красоте. Горное кристальное озеро, окруженное скалами и родниками. Настоящая песня Карпат (именно здесь, сидя на берегу озера и накатила на меня грусть-тоска, что поход то уже идет к концу, так захотелось тут подольше побыть, эээх).

Вода кстати в нем нууу просто ледянящая. Купание себе позволить смог только один из моих друзей (видимо, самый крепкий). Из минусов — практически полное отсутствие сушняка, т.е. костер разжечь крайне проблематично. Мы на разведение убили часа наверное два (в то время, как длинноволосый коллега-турист хипповатого вида варил уже что-то на чихпыхающем примуске (имхо так это был Шмель, правда не знаю какая точно версия, 2 или 4, так как звук я еще у этих «насекомых» различать не научился). У некоторых из членов группы даже начали появляться предательские мысли типа «давайте у него примус попросим, хоть воды закипятим», поэтому когда костер все-таки запылал (а уже стемнело), дружок мой, а по совместительству костровой мастер, выпрямился во весь рост и крикнул «Загорелось мля, ага!» , обращаясь к соседу нашему. К сожалению тот уже видимо ушел в нирвану, разлегшись на коврике (сытно видимо поел), хоть возле озера довольно холодно. Так вот, именно после таких событий я и задумался над тем, что в походе все-таки нужно иметь маленький резервный газ (примус со своими 1,5 кг великоват).

Успешно переночевав, собравшись и крикнув троекратное «Бувай!» приютившей нас карпатской жемчужине, отправились мы дальше. Последний день горного похода нужно было провести максимально насыщенным. Забегая вперед скажу, что в принципе, это удалось. По пути к нашей следующей маленькой остановке — озеру Несамовитэ нам пришлось идти по вершине горы Ребра. Ребра — они и есть ребра, фотография не даст соврать.

Кстати, на склонах этой горы довольно много ледников. Воду топить мы из них не стали ввиду обилия родников, а вот умыть лицо снегом карпатского ледника я не погнушался. Говорят — молодит. Ну и вправду как-то полегче идти стало, если не молодит, то освежает и добавляет сил уж точно.

Ну и наконец пройдя очередной подъем, увидели мы это самое легендарное озеро Несамовитое. Озеро — реликт ледниковой эпохи. Кстати, в переводе оно обозначает «неистовое». Хотя особенной глубиной озеро блеснуть не может — максимум 2 метра. Кстати такие озера на гуцульщине называются «морски очи». О Несамовитом существует много легенд. Говорят, что если в озеро бросить камень, оно закипит, и путешественника в дороге обязательно застанет ненастье. Гуцулы верят, что души всех самоубийц и людей которые заберут чью либо жизнь, попадают в Несамовите. И тогда тоже все его обитатели громом и градом из озера приветствуют таким способом пополнение. А для жителей близлежащих сел, живущих в основном натуральным хозяйством , град — одно из наибольших несчастий . Поэтому никто из них в так называемые громовые праздники не возьмется ни за какую, даже домашнюю, работу. Вот кстати, сейчас подумал, а ведь за все время моего пребывания около озера ни разу не захотелось бросить туда камень…

Кстати, по поверьям, вода в озере целебная. Способна очистить от накопившегося негатива, подарить гармонию, вернуть утраченное душевное спокойствие. Отказать себе в таком я конечно же не смог :). Кстати, недалеко от озера, чуть-чуть приподнявшись, протекает родник с Водой. Пишу с большой буквы, потому что более вкусной воды я нигде за свою жизнь не встречал. Неописуемая, ледяная, со сладковатым привкусом. Ммм, даже сейчас как вспомню — жажда мучить начинает.

Отмечу тот факт, что так как озеро находится на территории заповедника — здесь категорически запрещено ставить палатки и жечь костры. С чем я полностью согласен.

Хотелось бы сказать, что поход в Карпаты не будет походом в Карпаты, если не побывать на Бребенскуле и Несамовите…Лично для меня, после этого путешествия, останется только несколько озер, овеянных легендами, которые хотелось бы посетить — это закарпатское озеро Кунигунда, с целебными водами, аналогичными водам Мертвого моря (тут же находятся уникальные карпатские солевые пещеры) и озеро Ворожеська, вода которого, как говорят люди сведущие, обостряет интуицию.

После Несамовите траверсом двигаемся по горе Туркул. Внизу видно еще одно маленькое зарастающее озерцо. Как оказалось, оно тоже имеет свою историю. Когда-то здесь стояла фабрика, которая изготовляла лекарство с лелича — уже упоминаемой мной высокогорной альпийской ольхи. Землетрясение погубило фабрику, а на этом месте образовалось маленькое озеро, которое постепенно порастает ольхой.

За Туркулом траверс заканчивается, зато становится видна конечная цель нашего путешествия — высшая точка Украины г. Говерла (2061). Двигаемся по вершинам гор Данциш и Пожижевська. Подъем не сложный, но очень утомительный.

Именно после спуска с Пожижевской возникли у нас в отряде разногласия. Так как жара была под 30 градусов, то питьевая вода расходовалась быстро. И вот у подножия Говерлы ее не осталось вовсе. И товарищи мои, отказались без воды подниматься. Плевать на мои доводы, что мол «так вы же пили последний раз 40 минут назад». Не могут и все тут. Ну выбора нет, я посоветовал им идти траверсом вдоль Говерлы — искать стоянку, а сам собрался на подъем.

Посидели, подулись друг на друга, но тем не менее молча прошли вершину. Руководитель, как водится, покорил ее первой (надеюсь среди всей молодежи беларуской НАН :D ). Но это так, к слову…

Ну а там, собственно, на Говерле, и смотреть то особенно не на что. Кстати, как пишет википедия, каждый день на Говерле бывает около 100 туристов. Атмосфера здесь какая-то гнетущая, опустошающая (кстати, не только мне так показалось, как следовало из обсуждения результатов похода), может потому, что в древности здесь находились места жертвоприношений (и крови много пролилось), а может еще и потому, что в радиусе 10 км — ни одного родника. Уж как знать, как знать…

Быстренько спустившись с Говерлы мы отправились на поиски питьевой воды (ведь люди же погибают от жажды :) — каждый лишний килограмм жира вылез боком, хотя чего уж тут, похудели мои дружки, похудели за время похода и видно это даже невооруженным глазом).

На спуске с Говерлы нам встретился указатель «КПП — 1,5 км». Грешным делом подумав, что кпп=вода, мы туда вприпрыжку и двинулись. Да оказалось не тут то было. КПП — маленький домик деревянный вроде беседки, и все что мы там нашли — троих лесников на мотоциклах (благо дороги то уже появились, хоть и горные, но все ж не козьи тропы).

Так вот, что хотелось бы отметить. Ездят помощники лесника не на каких-то там навороченных спортивных хондах и ямахах, а на родненьких ДНЕПР МТ-10 без коляски ;) И неплохо нужно сказать ездят, хоть и проваливаются иногда в выбоины (а туристы им, понимаешь, помогают вытаскивать этот транспорт потом :) ). Кстати, встретилось мне недавно на просторах интернета сообщение про мужиков, которые на Говерлу въехали на Ниве Шевроле (?). Вот ума не приложу как им это удалось. Самое распространенное авто в этих краях — ГАЗ-66 (судя по протекторам) и ЗИЛ-131 (судя по дворам местных жителей, которые, я подозреваю, занимаются извозом в горы праздных туристов).

Отмечу тот факт, что маршрут который начинается с Говерлы — скорее пешеходный, нежели горный (в противоположность маршруту начинаемому с Поп Иван). Вот и в нашем случае, встретился указатель с родничком, а родничок — в 3-х километрах. Да и не родничок даже, а какая-то капельная воронка. Пришлось сидеть около капающего камня часа полтора, прежде чем более или менее все члены команды смогли утолить жажду и набрать немного воды в фляги.

Кстати здесь же встретилась нам пара из девушки и парня, шедшие на Говерлу (шли они два дня маршрут, который нам покорился за полдня — расслабившись, хуле :) ). Так вот, за всю историю нашего похождения девушка была единственной с довольным видом. Все остальные встречающиеся были с лицами аля «грустны смайлик» -> :( , в отличие от сопровождавших их парней, которые наоборот были свежи, веселы и готовы к новым подвигам. И куда ж тут, юбочка и шлепанцы против берц и афганки. Верно подметил дедок из Ворохты, с которым мы перекинулись парой фраз : «Карпаты цэ чоловичы разваги, для жиночки — дупа». О как !

Дальше дорога вела нас прямиком в лес (к лесничеству). Последнее не заставило себя долго ждать и обозначилось в конце горной дороги. Лесничество представляло собой домик-особняк из дерева и несколько крытых навесов вроде бани, где ютились/отдыхали встреченные ранее нами помощники лесничего. Сам лесник, импозантный такой мужик с окладистой бородой, сидя на маленькой вышке наблюдал в советский бинокль за Черногорским хребтом, выискивая дым от костров нерадивых туристов. Вот и на наш вопрос, где здесь поблизости вода/место для ночлега ответил, что дальше. Но предупредил «поймаю — сотней гривен не отделаетесь». На что он намекал — одному богу известно, надеюсь не на половой акт :).

Послушавшись лесника — рушили мы дальше. Из плюсов лесничества можно отдельно отметить то, что близлежащие родники заделаны в деревянные подобия маленьких колодцев, что очень упрощает процесс забора воды.

По пути, кстати мест для ночлега практически не встречалось, зато встречались надписи о том, что разжигать костры запрещено. И назидательно шумели вдали мотоциклы помощников лесника. Для ночевки выбрано было заранее место на полонине Скопеська. Коей мы и достигли успешно, прошагав порядка 10 км. Полонина оказалась «оборудованной» для приема гостей, по крайней мере пару деревянных построек, кострище, да ровная площадка для палатки нашлась.

Удивительной красоты место эта полянка, особенно в свете полной луны. Находится как раз посреди двух наивысших гор Украины — г. Говерлы и г. Петрос…

И пользуется популярностью, судя по надписям, оставленным туристами на стенах беседочки. Откуда тут только не бывает народ, и из Киева, и из Черновцов, и из Луцка…и даже из Белоруси ;)

Успешно переночевав (эксцессов практически не было, за исключением того, что ночью «летучие мыши раздирали кого-то или что-то, точно-точно» (с) очевидец) мы направились дальше. По пути с полонинки встретился нам на дороге рукотворный памятник, собранный из камней. Надпись на табличке гласит «Погибшим туристам от СЮТур. Тирасполь». Видимо каждый, кто проходит мимо — должен принести и бросить камень. Мысля как обычно приходит опосля, вот и я, только когда сел писать фотоотчет, подумал о таком назначении. В горах же просто подумалось о том, что часто встречаются небольшие памятники и кресты . И на большинства — дата смерти отмечена зимним временем. Если летнее посещение Карпат тянет на максимум на 1 к.с. то зимой — это поход высшей категории (2–3 к.с.).

Пройдя по вершине Петроса мы спустились перекусить (а кто-то даже успел и помыться) на полонинке Головческа.

И дальше наш путь пролегал траверсом через г. Петросул и Шешул (внизу видна опытная биологическая станция (вроде бы) или просто летний поселок гуцулов, зимой я бы там жить не стал — прямо на ходу лавины) .

Кстати, вместе с нами путешествовало и семейство лошадей (вероятнее всего гуцульской породы).Порода это такая необычная, которая разводится только в Карпатах и относится к мировому генофонду. Лет двадцать назад гуцульские лошади получили статус реликтовой породы и были взяты под охрану. Отличительные признаки породы — полоса по хребту и зебровидные полоски на ногах.Основная версия происхождения породы — потомки дикого карпатского тарпана, или по другим данным, арабских скакунов. Это предположение подтверждается тем, что для гуцульского коня, как и для арабского, характерны высокий хвост, сухость общего вида и форма головы. Ну и вообще эти карпатские пони очень умные животные, и как говорят знатоки — обладают очень спокойным и уравновешенным характером. Вот и в ситуации с нами, я пытался сначала их пропустит перед собой, но не получилось, тогда пришлось сгонять палкой. Кобыла с жеребенком перебежали вперед, жеребец — соскочил вниз с горы. И…и обежал нас по кругу.

Кстати, проходя вдоль горы Шешул видна еще одна интересная вершина — гора Близницi (Близнец) (на фото похоже на два больших горба и маленький посредине — на самом деле это разные вершины, хоть и видно это только с близкого расстояния). Отклоняться от маршрута, чтобы ее посетить мы не стали, но тем не менее местные жители рассказывали, что для тех над кем тяготеет проклятие родственника (т.е. брошенное в сердцах). На одну гору нужно подняться, чтобы покаяться, а на вторую — чтобы получить прощение. Обязательно при этом принять обет или отказаться от чего-то важного, ценного и свято соблюсти обещание…

Обойдя Близнецов мы выходим на финишную прямую — дорогу в село Квасы. Как говорят подростки-пастухи, «кiльки киломэтрау, чотыры-п’яць гадзин ходу». Я как-то сразу на это несоответствие внимания не обратил. Дорога то ровненькая, удобная. А вдали и лес прохладный виднеется…

Лес действительно оказался очень к месту. Прохладный, успокаивающий, вековой можно сказать. И дорога веселая, ровная. До первого поворота — там бах! и опять уклон 60–70 градусов, но уже на спуск. И так на всем протяжении, ни передышки, ни привала. Пот капал ну просто отовсюду. И ручьи, горные ручьи, они уже не сочатся еле-еле, они пробивают себе дорогу, шумят, гремят, чтобы около села Квасы слиться в настоящую горную реку, мечту рафтера, в Черную Тису.

Выйдя наконец из этого «заколдованного леса» мы минут 20 просто приходили в себя и сушили пот, вот и скажи потом, что подъем всегда сложнее спуска. При подъеме хотя бы ты контролируешь рюкзак, а не он тебя. Кстати там же мы встретили женщину, которая поднималась наверх, как оказалось это была мать подростков-постухов (кстати гуцулы русский язык не понимают вообще, если в Ивано-Франковске мои друзья еще пытались говорить по-русски и их понимали с грехом пополам, то в здешних местах говорил только я, как владеющий украинскою). Это представить — по нескольку раз на день такой подъем-спуск…Хотя для местных, видимо, это дело привычное, так как дорога испещерена прямо следами от велосипедных колес. Они, гуцулы и гуцулята, мало что без проблем туда-сюда поднимаются/спускаются на велосипедах, так еще и дорогу напрямую срезают…

Хотелось бы отдать должное такой важной части походного снаряжения, как обувь. И главное, обуви нашей, белорусского производства, BelKelme, в частности. У моих товарищей были трекинговые кроссовки, у меня — обычные спортивные кожаные с полиуретановой подошвой. И ни одной претензии — сидят плотно, вентиляция ноги отличная, крепкие. Единственное, что захотелось по приезду домой изменить, так это затянуть 4 мм реп-шнур вместо шнурков (а то шнурки развязывающиеся — моя головная боль).

Изрядно попотев мы наконец-то вышли на прямую дорогу, ведущую к селу Квасы. Попутно пришлось пройти через полянку/сенокосик со стоящими копнами сена. Гуцулы, кстати, сено складывают не в стоги, как у нас, а вешают на этакие треугольные лесенки из досок. Так вот запах, запах был просто одуряющий. Запах меда, трав, густой и сладкий. Сказочный. Хотелось просто сесть и здесь остаться. Но друзья не знали покоя — «успеть на стоянку», поэтому перли дальше. На заметку, первый дом, который нам встретился, имел номер 768. Вот такие там у них на Украине села.

Название села происходит от словосочетания «квасная (кислая) вода», так на Гуцульщине называют минеральную воду. В селе действительно есть минеральные источники слабо- и высокомышьяковистых минеральных вод (как на курортах Ля-Бурбуль (Франция), Баден-Баден (Германия), на о. Сахалин). В Квасах сосредоточены наибольшие в ex-CCCP (и единственные в Украине) запасы минеральной воды такого типа (аля Ессентуки или Арзни) — до 300 куб.м в сутки. Местное население же купается в минеральной воде испокон веков.

К сожалению, мы, спешащие на ночевку, немного погорячились и купили билеты на дизель (чтобы в дальнейшем успеть на поезд домой), так как в среднем, в день через Квасы проезжает около 7 поездов, 4 из них — дизеля. На все про все оставалось 20 минут. Я по глупости решил, что минеральной воды можно набрать в санатории (Гiрьска Тiса), а оказалось, что не казалось — источники находятся на порядочном расстоянии, около 2 км от центра села. Так что пришлось оставить дегустацию минеральных вод до следующего раза.

Помимо всего прочего Квасы называют столицей лижникарства, т.е. производства этнических гуцульских покрывал. Вот это был бы красуни коханой подарок так подарок. Да так же как и с минеральной водой — есть повод еще раз сюда приехать…

Сев на старый дизелек мы отправились в поселок Ворохта.

Я не знаю какое точно расстояние между Ворохтой и Квасами, но тянулся дизель туда на протяжении двух с половиной часов, проезжая через поселки Ясиня, Лазенщина и т.п., название каждого из которых для туриста-любителя Карпат, как вспышка сверхновой. К примеру в поселке Ясиня находится горнолыжный курорт Драгобрат (это где-то около 10 км от Квасов), а если ехать в другую сторону, до села Паляница (около 30 км) — можно приехать в курорт Буковель. И уже начинаешь радоваться, что дизель едет так медленно. Потому что виды, открывающиеся из окна — они как свежий горный воздух. Смотреть и наслаждаться можно вечно…

Горы, реки, тоннели…Кстати о последних. Около каждого тоннеля дежурит в обязательном порядке парень с автоматом Калашникова за спиной. А если тоннель длинный (нам довелось проезжать какой-то на протяжении 2 минут) — охранники стоят с двух сторон. Возможно, меры предосторожности после событий в Днепропетровске.

Итак, незаметно пронеслись два с половиной часа и мы приехали в село Ворохта. Вечерело, а сил, чтобы искать стоянку уже не было (навигатор показывал 36 км по треку). Решили стать к кому-нибудь на постой, а уж в комнате (даже без мебели) бросить на пол коврики/спальники да заночевать. И что же оказалось. За комнату в Ворохте берут по 100 гривен с человека. С таким раскладом плюнули мы на все да просто пошли в ближайший лес (прямо за железнодорожной станцией). Там подыскали подходящую полянку. Единственное, что смущало, так это то, что лес был частокольными заборами разгорожен на делянки, внутри бегали дети, черт пойми что. По аналогии с частными владениями приозерными в РБ. А не тут то было, спросили мы у мужика, который выходил из этих владений можно ли нам стать на постой. Оказалось — без вопросов, досками огорожены выпасы личного скота. Вот так то! Быстренько перекусив — улеглись спать.

С утра у нас было несколько часов, чтобы пошляться по поселку (=прикупить сувениров). И оказалось, что несмотря на малый размер, в Ворохте целых три рынка (один продуктовый и два сувенирных в противоположных концах города, где кстати мы своим любимым гуцульские сувенирчики и покупали). Еще здесь можно увидеть пустующие летом трамплины для лыжников (ввиду того, что Ворохта — центр подготовки украинских спортсменов по прыжкам с трамплина, биатлону и лыжным гонкам), санаторий «Гiрьска поветря» и штук пять подъемников для лыжников (работающих). Самый длинный — 2 км — кресельный и три или четыре бугельных подъемника на 300–500 метров. Рядом с поселком расположена турбаза «Заросляк», которая является негласным местом сбора всех украинских скаутов («пластунов»). Местной достопримечательностью являются и арочные железнодорожные мосты — виадуки (построенные в 19 веке), их даже не гнушаются помещать на магнитики :).

И куда же без этого. Ворохта известна на все Карпаты тем, что в нем обитает невероятное число гадалок, колдунов (чаклунов и мольфаров), целителей и т.п. Считается, что гадать в Ворохте умеет каждый — и со всех концов страны, а то и из России, из Румынии, до которой отсюда рукой подать, едут в этот город за магическим советом. Ведь даже само название Ворохта происходит от слова «ворохтыти», то есть, «ворожить», «гадать». Да и герб города с цветком эдельвейса тому подтверждение. А эдельвейс, как известно, цветок колдовства, любви и гор. По украински, кстати, очень красиво звучит название — «шовкова косица» :) (друг мой во время нашего путешествия рвал цветы и все спрашивал меня, спрашивал, а не эдельвейс ли это).

Это я все к чему ? К тому, что из края этого, края чудового, уезжать совсем не хочется…

Но надо. Работа, дела, суета. Садимся на автобус и через час-другой мы уже в Ивано-Франковске, а там и поезд. Специально время подбирали так, чтобы максимально быстро уехать. И не потому, что в Беларусь захотелось, а потому что грустно как-то. Как будто уезжаешь из сказки…

В самом начале маршрута, когда я только планировал наше путешествие, наткнулся на статью о зимних Карпатах. И очень цитата мне оттуда пришлась по душе, потому что верная :

Во время написания летописи очень хотелось выразить свое настроение смайлами, но посчитал, что это будет не литературным поступком и заставит воспринимать все читаемое, как одну большую шутку. А мне просто хотелось рассказать вам, как можно интересно и с пользой для здоровья, как физического так и морального, провести время в горах с друзьями или товарищами (тут кто как хочет). Хотелось все эти ненаписанные смайлы приправить философской мыслью неизвестно о чем, ведь горы невозможно объяснить! Я до сих пор не понимаю, почему каждый раз, когда выпадает первый снег, мое сердце начинает биться чаще и сильнее. Почему, когда я вижу рюкзак у кого-то за плечами, что-то внутри начинает завывать от зависти. Для чего я хожу в горы?! Что я там пытаюсь найти?! Радость? Улыбки? Счастье? Я не знаю! И надеюсь, что никогда не узнаю, ведь именно жажда этого знания и толкает меня на те поступки, которые я совершал в своей жизни. И горы — это правильный способ найти ответы на поставленные вопросы. Пусть они и не дадут ответа, но уж точно этот поиск не станет пустой тратой времени…

Бувайтэ, Карпаты! До зустрічі !

Прощайте горы вам видней
Что мы имели что отдали
Надежды наши и печали
Как уживутся средь людей…

--

--

Siarhei Besarab

SIARHEI BESARAB — Independent Scientist in Surface&Interface Chemistry · Researcher | Science Journalist · Writer | Science Communicator | about.me/steanlab